?

Log in

No account? Create an account
UpSideDown

Песцовы рукавички

былинки

Entries by category: литература

Рассказ
UpSideDown
nmuffles
В.О.
Кюкю из кутума.

    «Закорючка»  проводила предновогоднюю распродажу.  Книги столбиками подпирали календари и альбомы, колонны из одноимённых томов уводили онемевших от щедрости посетителей в недра подвала под мигание флуоресцентных  свидетелей скидок.   Поток любопытных знатоков рекламного объявления и истинных ценителей удачной сделки топтал восклицательные знаки и проценты на чёрно-белых, как декабрьский тротуар, призывах заглянуть в магазин.  Эти призывы, напечатанные в соседнем копировальном уголке под чёрно-белой вывеской в обмен на чёрно-белый же календарь с видами Подмосковья, были втиснуты под дворники машин, останавливающихся на стоянке одноэтажной плазы.

    Магазин расширялся, и объявление в «Гешефт-Торонто»  на всю страницу  поразило всех умеющих читать русскую рекламу неслыханной, ошеломляющей новостью! «Закорючка» никогда не скидывала цену для книг в твёрдом переплёте.  Бумажные растрепушки вроде «Бриллиантов Партии» или напечатанные на плохой бумаге плохим шрифтом классические тексты иногда шли в дело для затравки книголюбам.  Книголюбы, умирающие от голода по русскому чтиву и литературе в блокаде эмигрантской культурной жизни бежали на живца в бумажном переплёте и заодно покупались на новенькие, пахнущие типографским дымком квази-кожаные корочки с золотистым тиснением.  Иной книголюб, борясь с совестью решался на подписку а то и на пятитомник какой, но это была редкость.  Всё же «Закорючка» полновластно держала русскоязычный печатный рынок и какие цены выставляла своим покупателями, те они и платили, роняя слёзы на купюры и слюни на свежеприобретённые страницы.

    «Закорючка» была для нас, девятнадцатилетних, полулегальных дважды иммигрантов,...Collapse )

двадцать лет спустя
UpSideDown
nmuffles
я нашла книгу, о которой вспомнила в Канаде, устав от серости неба и серости снега, и серости накуренного кафе, где я работала, серости кофе и серости жизни, которую я ещё не скоро сподобилась изменить.

эта книги была у меня всегда, всё моё детство.  я любила её перечитывать в болеющие времена.  как мы её могли оставить в Одессе, не взяв в обнимку с Недопёском, Коваля?!

несколько недель назад маменька прислала мне ссылку на некого Книжного Детектива.  недолго думая, я впечатала искомое в поля чудес.  и?  и отозвалось мироздание, как оказалось даже, знакомым голосом.

смотрите, что я читаю Ёлке перед сном по главе, не давая читать самой (вы не сомневались, что я прочла на вдохе эту книгу едва ободрав бандерольную "рубашку", выдохнув на последней странице, правда?)
GorodSeryxPtic

осеннее
UpSideDown
nmuffles
в уборочном порыве раскопала оставленные клубки и клубочки, вперемешку с непочатым краем проектов.   в одном из мешочков лежал шарф мужа, которым полакомилась забредшая моль, зараза.  так он лежал уже пару лет, други.  я решила не откладывать в новоприобретённый долгий ящик, и починила его. 

день сегодня пьянящий своей красотой.  деревья, часовни солнечного света, раскрашивают мои эмоции во все цвета, подходящие моему цветотипу.  я бы в листья упала да угулялась в доску под этим небом безбрежной голубизны, такой чистой, что странно видеть дым печной над белёсым домом.   но мне надо до среды доделать домашнее задание, да завтра небольшая контрольная.  да окна немытые - были! уже чистые.





через полчаса:




а вернувшись с прогулки, я бы сделала себе шоколада горячего, чтобы был едва сладкий, и нажарила бы тостов с брынзой, откопала бы Тутси, и заползла на диван, укрывшись тёплым и мягким одеялом, какое бы под руку попалось.  и смотрела бы, ела бы, запивала и просто наслаждалась бы.  ни о чём ни думала: ни о том, что дом принял в себя мебель и книги, скатерти и даже игрушки детства моего мужа.  мебель - ладно, и даже нужно и хорошо.  но как расставить по местм мысли о том, что фотографии, с рамками "для дедушки и бабушки", на которых мои дети улыбаются внезависимости от смотрящего, прихали к нам же, среди коробок и электроприборов.   муж с недоумением глядит на детские книги, которые мои дети обожали рассматривать  пока им дед или покойная бабка читали, рассказывая попутно о том, кому была куплена эта книга - их папе или их дяде, где, когда..   

я решила не сердиться на свёкра, просто считаю его тронувшимся.  мне так легче.